15 сен 2015 в 08:34 — 8 лет назад

61. Куликова Татьяна. НА БЕРЕГУ ГЛЫБОЧИЦЫ ГЛУБОКОЙ (94)

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 1, за неделю: 2, всего: 1589

 Родилась в 1962 году в Лепеле. После окончания школы уехала в Витебск. Вышла замуж. Вместе с семьёй возвратилась в Лепель. Работает индивидуальным предпринимателем. Живёт в деревне Глыбочице.

  Из-за мизерности и своеобразного расположения мою деревню мало кто знает из горожан, хотя и отбежала она от райцентра всего на каких-то три километра. Взобралась Глыбочица на высоченный, сквозь заросший кустарником, малинником и ольшаником берег небольшого, но глубокого озера Глыбочица, напротив деревни Жерствяники.

 Происхождение названия населенного пункта понятное без объяснений. Загадочным остается только народное прозвание села, которое издавна бытовало среди местного населения - Грошовки. Не буду искать разгадку, а возьму за основу более доступное и понятное лепельчанам название - Глыбочица.

 

 Известна деревня согласно письменным источникам с начала ХХ века как населенный пункт Заболотской волости Лепельского уезда. В 1906 году в ней насчитывалось пять дворов с 61 жителем, в 1997 - шесть дворов с девятью жителями. В 2000-м году оставалось четыре дома с четырьмя жителями и пять дач.

 На противоположной окраине Глыбочицы, если смотреть со стороны Жерствяников, начинается огромный дачный массив, раскинувшийся на десятки гектаров и насчитывающий сотни декоративных домиков. С деревенского подъезда глаз радуют весёлые озёрные пейзажи.

 Может, и неправильно я считаю Глыбочицу своей деревней, поскольку сама городская, большую часть жизни прожила в Лепеле и Витебске. Но во второй её половине решила вдруг стать сельчанкой. Прошу заметить, не крестьянкой, а сельчанкой. Ведь крестьянин должен ещё и работать на земле, пожинать её плоды, вкладывая в них свой труд. А сельчанин вроде как праздношатающийся. Живёт он в деревне, а работу выполняет более лёгкую в городе. Вот я и отношу себя ко второй категории сельских жителей. И очень люблю свой пляц над глыбочицкой кручей, тихую уличку из нескольких бывших хат, а теперь подправленных дачных домиков. Поэтому и думаю, что не осудят меня за такое присвоение Глыбочицы. В знак любви к ней хочу даже запечатлеть её в истории для потомков. Ведь если я не расскажу о деревеньке, это не сделает никто. Но обо всём по порядку.

 После школы уехала в Витебск. Вышла замуж за Александра Куликова. В середине 90-х переехали из Витебска в Лепель, поскольку моя мама не могла жить в квартире, где всё напоминало её погибшую 20-летнюю дочь. Но и мы не смогли успокоить убитого горем родного человека. Пришлось купить ей хату в Юрковщине, подальше от воспоминаний.

 Взялись с мужем продавать промтовары на базаре. Купили хатку в Глыбочице. За полтора десятилетия отстроили её, кирпичом обложили, второй этаж сделали, коридор прилепили. Теперь вот взялись за огромную кухню с гостиной.

 Друзья и знакомые удивляются: зачем вам такая громадина, каких гостей принимать собираетесь в таких хоромах? А мы всего лишь сами сюда на постоянно перебрались. Сыну Саше находиться здесь больше нравится, чем холостячить в городской квартире. Дочь Юля вышла замуж за врача Диму Ширинова, внука Максима нам подарили, квартиру в Боровке он как молодой специалист получил, но каждые выходные у нас проводят. Дети специально лыжи купили, а малому Максимку, которому теперь два года и девять месяцев, санки. Весь зимний световой день на свежем воздухе проводят. Ведь прямо от нашего двора начинается крутой спуск к озеру - не ленись только обратно забираться по снежному склону.

 И рыба, можно сказать, под боком. Но даже не знаю, радоваться мне такому обстоятельству или же печалиться. Дело в том, что муж мой болен на рыбалку. Воскресенье - его день. Ничего другого даже не планирует, только бы на озере ему сидеть, хоть и бедное оно на рыбные запасы.

 Купили тёлку. Скоро потомство принесёт, своё молоко будет. С выпасом проблемы нет - навязывай на окраине, травы полно.

 Чтобы понять мой глыбочицкий фанатизм, достаточно окинуть взглядом заозёрные дали, которые вместе составляют три озера-соседа: Глыбочица, Боровно и Нюля. Вот так и живём в оккупации водной глади. До чего приятна такая экспансия!

 Хорошо, спокойно, в Глыбочице жить. Но и здесь, как и везде в сельской местности, жители уходят на тот свет. К сожалению, не всегда на склоне жизни. Вот, например, напротив меня аккуратный домик стоит. Прошлой осенью умер его Хозяин Михаил Семенько. Всего 55 лет ему было. Теперь его сын Коля использует отцовский дом как дачу. Столбики для ограды забетонировал.

 Аж в 1914 году родилась Гелена Тухто. Трудно понять, как женщина выдержала горе, что обрушилось на ее голову: только два года после войны прожил муж, одна поднимала на ноги четырех сыновей и трех дочерей, первый сын заработал пенсию на Севере и умер внезапно на родине, второй сгорел на Севере вместе с взорвавшейся буровой установкой, у третьего неожиданно остановилось сердце по дороге с работы, четвертому во время работы составителем вагонов поезд отрезал ноги, и он в скорости умер. В одиночестве баба старость доживала. Теперь лежит на Зорницком кладбище рядом с мужем и четырьмя сыновьями.

 При нас умерла Ольга Марковская. Муж ушёл на тот свет намного раньше - возникшие во время войны недуги в могилу свели. Сама в косу и плуг становилась. Сын Виктор звал жить к себе в Лепель, так всё не хотела ему проблемы создавать своим присутствием.

 Бобылём живёт в Глыбочице абориген Михаил Тухто. Но он нелюдим, и мы не общаемся.

 Дачники Михаил и Вера Калугины люди общительные. Он преподавал химию в городской школе, Центре детского творчества, колледже. Она бессменно обучала школьников биологии. Поэтому-то во дворе у Калугиных вместо традиционного огорода - большой цветник. Цветы подобраны так, чтобы цвели весь сезон - одни отцветают, другие зацветают.

 

Хату под дачу Калугины приобрели еще в 1987 году. Отремонтировали. Хозяйство завели. А под старость свели. Сейчас только 15 соток огорода обрабатывают. Ранее на все лето переселялись в Глыбочицу. А под старость на ночь стало тянуть в город к горячей воде, многоканальному телевизору.

 Полным ходом ремонтируют дачу Вальтоны - убирают традиционную деревенскую печь-огромадину. Однако во дворе порядок. И не только порядок, а настоящая оранжерея. Каких только растений здесь нет - кусты клематисов, плетистой туи, коллекции тюльпанов, георгинов, гладиолусов, роз, крокусов, гиацитов.

 Раиса Вальтон до пенсии работала секретарем Лепельского сельсовета, Людвиг - директором льнозавода. Понимали, что на пенсии не смогут сидеть, сложа руки. Поэтому и приобрели в 1986 году хату под дачу в Глыбочице.

 Вальтоны замечательные огородники. На участке цветы чередуются с овощами. Посаженные ими канадская и синяя ели уже выросли до неба. Сами вырастили березу, чтобы сок спускать. Заросли шиповника с крупными красными плодами закрывают пруд с карасями - рыбалка под боком. Аллея из маленьких елочек не для украшения, а питомник новогодних ёлок - в лесу вырубать не разрешается, так Вальтоны сами себе их выращивают.

 Тыквы - не поднять. Три парника. В одном - белый зрелый виноград. Во втором - болгарские перцы и уйма помидоров. В третьем - три ряда томатов. А помидоры - как виноград гроздьями висят. И все зрелые.

 Зрелые и уличные томаты - ими так же все растения облеплены, будто облепихи. И настоящая облепиха есть, а плоды - как вишни крупные. Синий виноград "Изабелла" пока не созрел, однако урожай будет отличный.

 Вот и весь сказ про деревню, умереть которой вместе с коренными жителями не дают дачники. Возрождают, можно сказать, новую жизнь привносят. Так это не про всех дачников рассказала. Нескольких менее примечательных сознательно опустила.

Записано в 2012 году.



НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ







Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий




Темы автора





Популярные за неделю







Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ