04 июня 2015 в 12:47 — 9 лет назад

5. Сковородко Игорь. ПЫЛИНКА ИЗ КУЧИ МУСОРА (7)

Тема: Лепельщина без прикрас     Сегодня: 1, за неделю: 2, всего: 1566

 Родился в зерносовхозе имени Кирова Красноармейского района Кокчетавской области Казахстана в 1963 году. Вместе с родителями возвратился на их родину - деревню Отоки Лепельского района. С 1981 по 1983 год проходил срочную службу в московском автобате водителем автомобиля ЗИЛ-555. Работал в совхозе «Сушанский» на тракторе Т-150. В 1984 женился на Ирине Салтымаковой. В 1988-м переехали в Лепель. Был трактористом ДРСУ-51, рабочим РСУ-5, гастарбайтером, береговым матросом в пансионате «ЛОДЭ».Работаетплотником-бетонщиком в ООО «ЮНИКС» в Калининграде. Живёт в Лепеле.

 Моим главным ориентиром на жизнь правильную всегда была моя бабушка Анастасия Ефимовна Сковородко, которую я называл бабой Настой. Родилась она в 1913 году. Умерла 19 октября 1999 года.

От бабы Насты я учился смотреть на жизнь её глазами. Всякий её поступок считал единственно правильным, всякое суждение - неоспоримым. Поэтому поданные в этом повествовании взгляды Анастасии Сковородко на ту или иную ситуацию можно считать и моими собственными.

Родина бабушки - деревня Хотино Бешенковичского района. Девчата её поколения с детства работали на пана, потом на кулаков. Когда советская власть уничтожила тех и тех, остались без средств к существованию. Анастасия нашла выход из голодной ситуации - устроилась на фабрику, которая находилась в витебском микрорайоне Марковщина. Замуж вышла в Отоки за Макара Корнеевича Сковородко, когда ей было лет под 30. Муж был старше неё на три года.

Известно, какова была жизнь крестьян в колхозной деревне. Единственной утехой было детей проектировать. Но и здесь у Анастасии сработал трезвый ум. Она понимала, что дети - это пропасть в беспросветную бедность. Поэтому родила только двух дочек: в 1939 году мою мать Розу (умерла в 2008-м) и Милу, которая в 1941-м скончалась от тифа. Трудно сказать, были бы у Макара и Елизаветы ещё дети, если бы не пришла война, и боец партизанской бригады имени Сталина Макар Сковородко не пропал без вести в мае 1944-го в печально известном «прорыве». Его смерти предшествовали следующие события.

Деда Макара мобилизовать на фронт не успели. Чтобы не попасть на службу к оккупантам, пришлось против своего желания идти в партизаны. Подчёркиваю, что довелось ему из двух зол выбирать меньшее.

Баба Наста осталась в Отоках. Держала единственную на всю деревню корову, овечек. Продукцией своего подворья делилась со всеми сельчанами. Моя мама ежедневно по кружке молока в каждую хату относила. Когда умерла Мила, бабушка на саночках гроб с её телом оттянула за два километра на кладбище и собственноручно могилу в мёрзлой земле выдолбила.

Несмотря на то, что муж воевал в партизанах, всех лесных воинов называла бандитами. Всем приводила такой пример. Зарезала овечку и, предвидя визит партизан, спрятала мясо в подпол. Нюхом учуяли поживу, или донёс кто-то, неизвестно, но именно в следующую ночь раздался стук в дверь. В хату ввалились бородатые люди.

- Давай мясо!

Бабушка крестится:

- Откуда? Сами голодные сидим.

- Нам сказали, что ты овечку зарезала, - с этими словами один здоровяк поддел ножом половицу и вытащил мясо. Ни косточки в хате не оставили, несмотря на причитания бабушки и плач её малышки.

Всегда говорила:

- Только хвалят партизан, героев из них делают. А правду боятся рассказать. Вот и считает молодёжь их героями. А мы-то знаем правду о том геройстве. Никто никогда не напишет, как было на самом деле. Сам комбриг Владимир Лобанок пьяные гульбища с девками в деревнях устраивал. Выпьют по стакану и по пьяной лавочке надумают немца порешить. Одного убивают, а фрицы в отместку всю деревню уничтожают.

А ведь так и было. За примером далеко ходить не надо. Все знают единственный в районе мемориал на месте уничтоженной деревни Кистелёво. А дело было так. Донесли немцам, что кистелёвцы на ночь партизан в хатах оставляют, приходят те в банях мыться. Вот в банный день фрицы и сделали засаду. Партизан же предупредили о ней. Те несколько дней не приходили в Кистелёво. Потом послали разведку проверить, не снят ли пост. Подходят разведчики к деревне, а с Камня мотоцикл с коляской прикатил засаду снимать. Забахало партизанское оружие, и один постовой был убит. Двое других забросили труп в коляску и умчали в Камень. Оттуда приехал взвод, всех жителей расстрелял, а деревню сжёг. Вот каковыми были партизанские геройства.

Баба Наста всю послевоенную жизнь была уверена, что за просчёт с «прорывом» блокады партизан Лобанок заслуживал не возведения в герои, а высшую меру наказания. Именно так и говорила. Аргументы приводила. Может и зла была за исчезновение мужа в «прорыве», но говорила убедительно. А смерти Макара предшествовали следующие события.

Началась блокада 1944 года. Партизаны устремились в одну лесную глушь, как будто леса мало было в лепельско-ушачско-бешенковичских пущах. Макар на минуту заскочил домой проститься навсегда. Так и сказал:

- Больше не приду никогда, всех нас положат фрицы.

Бабуля уговаривала его остаться, спрятаться до лучших времён. Тот ответил, что если от немцев и спрячется, то свои потом всё равно убьют. И ушёл. Навсегда. Без вести пропал, можно сказать, на пороге дома своего.

Баба с мамой в полеводстве спину не разгибали, но, тем не менее, мама сумела окончить 10 классов Каменской школы. Бабуля уже свинаркой отработала, дояркой перешла, а жили всё равно в нищете. Видя беспросветность будущего, после школы мама твёрдо заявила, что поедет на освоение Целины - вон, все едут. Бабушка не смогла её отговорить, но и одну не отпустила. Взяла да сама вместе с ней поехала, распродав нехитрые крестьянские пожитки.

Не легче было и в Кустанайской области. Изведали и холод, и голод, и труд до смерти непосильный. Единственное, что нажили - это меня. Со мной и возвратились в Отоки.

Вот какой отчаянной была моя бабушка Анастасия. Сама косу била. Помню, как меня десятилетнего учила плугом владеть. Главной кормилицей в семье и в 70-е годы считалась корова, поскольку и тогда ещё практически за палочки-трудодни работали.

А когда в 1999 году бабушка умерла, совхоз «Сушанский» машину не дал на кладбище покойницу отвезти - неисправными все грузовики оказались. Хорошо, что Володя Шесцитко догадался коня запрячь и в телегу гроб погрузить.

Вот какова жизнь была в «светлом коммунистическом будущем» не только у Анастасии Сковородко, а у всех деревенских жителей. Она - всего лишь пылинка в огромной куче советского мусора, каким считались все деревенские жители «великой» страны советов.

Записано в 2013 году.



НРАВИТСЯ
СУПЕР
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ







Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий




Темы автора





Популярные за неделю


69. Светлый путь. БЕГСТВО НА БОЛОТО. Шуневич Анатолий  — 5 дней назад,   за неделю: 175 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ