03 июня 2024 в 21:16 — 1 неделю назад

126-й ликбез для обывателей. НАПРОЛОМ К ТАИНСТВЕННОМУ ОЗЕРУ. Валацуга

Тема: Ликбез для обывателей     Сегодня: 4, за неделю: 120, всего: 461

Сведения об авторе смотреть здесь.

 Даже дождь пообещали синоптики среди дня. Блукач Валацужный посчитал сей очередной просчёт синоптиков благодатным толчком в очередное исследование после многодневной жары. Вечер размышлял, куда пойти, куда податься. Из двух заманчивых вариантов выбрал глухое, лесное, безымянное озеро, затерявшееся в огромном лесном массиве, окаймлённом реками Эсса, Полевежа, Свядица.

 С гравийки Черноручье - Козлы Блукача примагнитила берёзовая рощица среди поля, к которой вела старая насыпная дорога.

 Драндулет, помимо воли своего наездника, самостоятельно свернул к необычному природному объекту, который видят все проезжающие мимо, но мало кто знает его историю. А она своим краем зацепила и жизнь лепельского проходимца.

 …В 1963 году из сего березняка была упразднена радиолокационная военная часть. Летом того же года её место занял пионерский лагерь «Мечта». Его воспитанником стал вчерашний четвероклассник Блукачонок. Время пребывания в детском воспитательном учреждении светлым пятном украсило всю его последующую жизнь…

 Умный драндулет заглушил свой рык как раз на единственном перекрёстке пешеходных дорожек, где каждое утро проводился развод воспитанников на дневные мероприятия.

 Единственной более-менее уцелевшей развалиной стал штаб военной части. После её ликвидации там расположилась старшая группа пионеров. К наступлению учебного 1963-64 года в эту пионерскую почивальню перебралась Черноручская начальная школа, переехавшая из берёзовой аллеи, сохранившейся как раз напротив съезда в Черноручье с Минского шоссе. Брошенное школой старое здание незамедлительно занял сельмаг. После он переехал через дорогу в новое кирпичное здание, на месте которого в войну располагался фашистский склад боеприпасов. Несколько лет назад магазин выселился из Черноручья, бывшая его база ныне пустует.

 Через несколько лет существования отпала необходимость и в начальной школе. Здание осталось пустовать. Не дал ему окончательно развалиться какой-то минчанин, начавший оборудовать там то ли дачу, то ли частное предприятие. Но хороший почин столичный житель так и не осуществил по причине своей смерти.

 …Повздыхал Блукач ностальгически над своим школьным летом и стал искать остатки иных лагерных строений. От пионерской столовки и библиотеки остался лишь поросший травой и деревьями фундамент.

 Руиной смотрится продуктовый солдатский склад, именуемый пионерами конюшней, поскольку там содержался единственный конь, исполняющий хозяйственные работы по обслуживанию лагерной территории.

 С содроганием сердца Блукач обшаривал разросшиеся кусты и рощу в поисках барака-казармы, в котором проживала младшая школьная детвора в количестве нескольких десятков пионеров. Причём мальчишеское и девчоночье отделения разделяла лишь деревянная перебойка без дверей. Ох и летали в тихий час подушки туда-сюда через дверной проём! К сожалению, от его казармы-спальни осталось лишь непонятное подпольное углубление.

 …Осенью 1963 года в солдатско-пионерскую спальню вселилась трудовая мастерская Эссенской семилетки, перебравшейся в опустевший на ближайшей окраине Черноручья дом офицеров и служащих. Пятиклассником числился в переехавшей из Юшек школе и чуток повзрослевший Блукачонок. На уроках труда он с важностью знатока проводил экскурсию по недавнему военному городку, поскольку за проведённую там часть лета изучил территорию досконально…

 - Что ж, спасибо тебе, драндулет, за неожиданное свидание с местом моего пионерского лета 63-го, - молвил разбередивший сердце наездник своему «коню». – Кажись, первый ликбез у нас получился. А теперь заводись. Поедем выполнять первоначально данное себе задание.

 Минули Козлы. За кустами даже не заметили русло Полевежи, плавно пролетев по её пойменной лощине. Выскочив на береговую возвышенность, под прямым углом свернули на просёлок из Кордиков в Свядицу. Кстати, а почему деревню все называют Кордики, а по документам она проходит как Дворище?

 - А ну-ка, драндулет, тормозни вон в том лесочке. Кажется, очередной ликбез у нас получится.

 Лесочек служит кладбищем деревни Кордики-Дворище. Ответ возле самой дороги – четыре могилы устроены впритык к просёлку с надписью на памятниках: «Кордик», и несколько таких захоронений прячутся в глубине кладбища.

 Так вот, деревню основали пришельцы Кордики. От фамилии первопоселенцев и пошло название нового населённого пункта.

 Теперь про название Дворище. Так умный Викисловарь называет «место, где прежде был двор землевладельца». Значит, в давние времена там было поместье. Вот поселение и стали величать в честь того факта. Однако люди не приняли новый топоним и до сих пор называют деревню Кордиками, хотя в ней не осталось ни одного жителя с фамилией Кордик.

 - Что ж, драндулетик, и второй ликбез у нас, кажется, удался, - похлопал Блукач по бензобаку свой лучший в мире транспорт. – А теперь с чувством частично исполненного долга въезжай вон в тот огромный лесной массив. Будем претворять неизвестность в общедоступную известность.

 В лесной сени проехали вдоль озера Заднего, пропустили отклонение дороги в базу охотничьего хозяйства «Зорянка», долго виляли по машинному просёлку и ближе к деревне Свядице свернули на отпочкование влево слабо накатанного подобия лесной дороги. Остановились на краю досмотренной линии электропередач.

 Драндулетчик запустил навигатор. Проложил прямую линию к искомому лесному озеру. Поехал. Однако дорога через каких-то пару сотен метров опустилась в болотную грязь, выкарабкалась из неё и исчезла совсем. Пришлось драндулету разворачиваться и выкарабкиваться из глубоко врезавшейся в почву колеи.

 Вылезши на боровую твердь, двухколёсный мученик припарковался к удобной сосне. Наездник изучил навигатор - если самолётом лететь, то до таинственного озера будет всего два километра и сотня метров. Но впереди пугает болото, и неизвестно, каковы ещё буераки ожидают впереди. Что ж, того Блукач и ожидал, планируя сей маршрут. Так что прощайся со своим железным другом и дуй вперёд. Не забудь только репеллентом «Контра» попрыскаться – комары роем атакуют голову и руки, рубаху прокусывают.

 Болото как болото. Воды мало. Коротких голенищ резиновиков хватает. Вот только немного напрягает густой запах цветущего багульника.

 Имел бродяга печальный опыт влияния сего ядовитого растения на человеческий мозг. Ещё в 1973 году, когда Блукач жил в Веребках, соседский мальчишка Мишка Тухто повёл Блукачиху в голубику. Через несколько часов испуганный пацан прибежал к Блукачу: Блукачиха в болоте потеряла сознание и лежит между кочек. Вместе рванули туда, благо молодицу не успели растерзать дикие звери. Вдвоём кое-как приволокли бедолагу домой. Там пришла в себя. Сама же и объяснила, что голова закружилась, и упала в обморок, надышавшись дурманящего запаха багульника. А теперь вот Блукач опасается, как бы с ним подобного не случилось. Цветущего багульника ведь в болоте как ромашки на колхозных посевах. Но он калач тёртый, должен выдержать этакое наваждение.

 На выходе из болота единственного боровика повстречал. Конечно, взял. Вечером за милую душу уплетёт.

 Минул густой сосновый молодняк. Вышел на границу его с лесом. Солнце не очень докучает – часто прячется за большие облака. Эх, был бы такой ландшафт до конца пути!

 Но не тут-то было… Снова началось багульниковое болото. Через него звери тропу до грязи вытоптали. Теперь наступил момент сообщить, зачем Блукач кроме рюкзака несёт в руке полиэтиленовый пакет – это потому, что он трус. В пакете орёт транзистор, чтобы медведи слышали и убегали с пути лоботряса. И не смейтесь с такой трусости скитальца. Интересно, что бы вы делали, обнаружив на тропе свежий след косолапого. Даже когти выразительно отпечатываются в мокром мху.

 Фу ты, наконец выбрался из болота! Уж лучше перелезать через ветровал, чем топать по медвежьим следам.

 Ну, вот и лесная дорога под ноги попала. Но лучше бы её вовсе не было. Почему-то самых коряжистых лесных исполинов прошлогодняя буря положила именно поперёк дороги. Чтобы обойти их, надо возвращаться в болото. Может всё же попробовать прорваться сквозь еловые рогатины? Нет, лучше в них не соваться – дальше ожидает повтор за повтором.

 Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Болота, буреломы, густой сосновый молодняк, страх встречи с косолапым вконец измотали непоседу. Наконец-то навигационная стрелка под кодовым названием «напролом» упёрлась в пологий косогор, спускавший сосняк к проглядывающейся сквозь неё яркой голубизне озера. Берег его зиждется, готовый поглотить непрошеного посетителя. Однако чахлые сосёнки, проросшие на плавах почти до самого водного уреза, вселяют надежду в случае провала ухватиться за них и удержаться на болотном батуте, тонким слоем распластавшемся над чёрной водяной бездной.

 Чтобы показать конфигурацию затерявшегося в лесной глуши водоёма, Блукач закрепил камеру в штативе, включил таймер, задрал устройство над головой и с трёхрёхметровой высоты наугад заснял озерко.

 Ещё бы забросить удочку да натаскать карасей из болотной пучины, однако горе-рыболов сознательно не удосужился прихватить с собой рыболовные снасти – червей копать поленился и сейчас о том сожалеет. Придётся просто так отдыхать на какой-нибудь пень-колоде с видом на озеро, одновременно отобедывая.

 Но такая колода не находилась в прибрежном сосняке. Попалась интересная сосновая каракатица, которую Блукач пересадил бы в квартиру, но слишком далеко увесистый саженец нести надо на собственном горбу.

 Вблизи обнаружилась и мина замедленного действия. Так это же мишка недавно оправился в приозёрной тиши!

 К чёрту обед! Бежать! Мчаться скорее на простор речки Свядицы, подальше от такого пугающего соседства!

 Но бежать не получилось. Свядицу от озера отгородили захламленные валежником болота. Продираясь сквозь древесные завалы, Блукач неустанно думал о медведях. С благодарностью вспоминал бывшего министра внутренних дел, а нынешнего председателя Белорусского общества охотников и рыболов Игоря Шуневича, который ходатайствует об исключении из Красной книги Беларуси зубра, медведя, рысь, барсука и разрешить на них охоту. Сопоставлял что к чему: его окружают тысячи обывателей, может, они, не зная соседства с зубрами, рысями и барсуками, равнодушно отнесутся к их существованию. Но вот соседствовать с медведями никто из них не хочет и на защиту сиих хищников не встанет.

 - Помоги истребить нежелательных лесных обитателей в нашей среде, Игорь Анатольевич!

 Блукач поймал себя на том, что в глухом безлюдье вслух обращается к начальнику над охотниками и рыболовами, и быстро закончил свою опасную тираду пожеланием:

 - Успехов тебе, Анатольевич, в начатом тобой хорошем и правом деле! Спасибо за заботы о простом народе. Ты – настоящий друг туристов.

 За мечтой о скором, по-видимому, истреблении лишних медведей в нашем краю, без которых люди очень даже комфортно проживали, значительно легче преодолевались забуреломленные болота. И вот, наконец, на бесконечное болото наехала береговая дамба, заросли расступились, и проныру возрадовал бескрайний простор заливного луга мелиорированной Свядицы.

 После мучительных скитаний по лесным неудобицам, жизнь нашему прохиндею показалась прекрасной. Ноги гудели от многочасовой ходьбы. Что делать дальше, вопрос не стоял – магнитом к себе притягивал обустроенный колхозными коровами пляж. Купаться, купаться и ещё раз купаться!

 Только не думайте что канава Свядица настолько глубока – это бесстыдник Блукач стал на колени, ибо без трусов. И бесконечно купаться у него не получилось, поскольку до того встревожил коленями придонный ил, что находившаяся в воде часть тела оказалась грязной от мути. Чтобы обмыться, пришлось несколько раз плашмя плюхнуться выше по течению и тут же вскочить.

 Можно было отобедать на месте и без пень-колоды, просто распластав уставшие ноги вниз по склону канала, но очень уж манила к себе тень под не так уж и далёкими дубами. Надо всё же найти в себе силы добраться туда, где тешат глаз «среди долины ровные».

 И вот наступил как раз тот момент, когда кажется, что и жизнь хороша, и жить хорошо. Как прекрасен этот мир! Если бы не топать ещё несколько километров до почивающего в лесу драндулета…

 Дорога к железному другу была лишь одна: к окраине деревни Свядицы, оттуда по лесной дороге на Кордики к драндулету. Одно выражение «по дороге» чего значит! А значит это то, что не будет впереди топких болот, непроходимых буреломов, медвежьих экскрементов, лютых комаров…

 Смешно получилось. От финиша до искомого озера навигатор функцией «напролом» показал 2,1 километра. Придерживаясь «самолётного» маршрута, навилял 3,3 км. Ища более удобный путь возвращения к исходной точке, протопал ещё 6 км, в итоге получилось девять с половиной километров.

 Однако путь домой оказался ещё смешнее. Сфоткал функцией «таймер» своё возвращение к драндулету. Разобрал устройство, положив камеру на седло, штатив в рюкзак. Поехал. На съезде с Минского шоссе в Забоенье вдруг обнаружил, что нет смартфона. Сломя голову помчал назад. Пропажа лежала во мху на месте парковки драндулета – поехал, а телефон свалился с седла.

Июнь-2024.



Метки: Блукач Валацужный, Валацуга, Черноручье, Козлы, Кордики, Свядица.

НРАВИТСЯ
9
СУПЕР
1
ХА-ХА
УХ ТЫ!
СОЧУВСТВУЮ





04 июня 2024 в 11:52 — 1 неделю назад

Блукач Валацужны, у бок Юшак ад Задняга возера ёсць два маленькія азяркі. Ці бываў тына на тых азёрах?



04 июня 2024 в 21:44 — 1 неделю назад

Несцерка, тыя азёры называюцца Чар - у сэнсе Чароўныя, бо прыгажосці неверагоднай. Знаходзяцца між высокіх баравых гор, у лясной катлавіне. Апісваў іх шмат разоў.



04 июня 2024 в 22:03 — 1 неделю назад

Усё ж цікава было б даведацца, ці ёсць там якая рыба
									


05 июня 2024 в 21:50 — 1 неделю назад

Евгений , фраза незекончаная, не ведаю, што адказаць.



06 июня 2024 в 09:02 — 7 дней назад

Васіль Азаронак з Юрмалы:

ПОЛЕВЕЖИЦА СВЯЗАЛАОзерцо – жемчужинка: природное достояние, что осталось от мелиорационных преобразований, и радует глаз.А край уникальный. За него велась борьба еще в XVIII столетии. Об этом свидетельствует необычный документ – послание матушки Терезы в великокняжеский трибунал. Она жаловалась на безрассудное поведение «олигархов» - частных землепользователей-панов, что окружали монашеское имение. Мать Тереза – настоятельница Виленского бернардинского монастыря, которому с 1633 года принадлежало Лепельское имение по завещанию Льва Сапеги.В «телеге» - обвинительной упоминался Жаба, который владел на тот час соседним, Свядским, имением. Четких границ раздела не было, и главная монахиня просила власть установить законные межи.Область от Свяды до Лепеля была в то время малолюдной, покрытой болотами и мхами, неосвоенной. На это указывает обследование границ между Полоцким и Виленским поветами, что исполнил Василий Низовцов в 1563 году – посланник Иоанна Васильевича Грозного. В книге, составленной им по итогам изучения, прямо указывалось, что «от Точного мху (это устье бывшей реки Берещи, - авт.)… до Улы реки лесу, болшего мху и болота с 30 верст».При Низовцове в Свяде хозяйничали «боленские паны», так он отзывался о представителях Виленского повета. А в Лепеле отмечался «город, литовскими людьми (подданными Великого княжества Литовского, - авт.) поставленный». К сожалению, он не указывал, что представлял собой тот «город» и где конкретно на большом Лепельском озере он фиксировался.Никаких селений в области «болшего мху» Низовцов не отмечал – думается, по той причине, что у него была иная задача – пройти по разделительной черте между полоцкими и виленскими землями. Границу он тянул к Лепелю по «рубежю»: по реке Ясе (Эссе).Конечно, побережье полсвижских озер, их берега, обживались с давних пор. Об этом говорит, хотя бы, название реки, что связывала озера – Полевежица. Корень – Свиж, очень древнее название. И название «Дворище» оттуда. Интересно, что в перечне весей (деревень), что принадлежали «имению Лепель велебных панен бернардинок виленских» (так в переводе белорусского ученого-историка Вячеслава Носевича), а это отчет Лепельской парафии за 1795 год, весь не «Дворыще», а «Дворжыще». В то время в Дворжыще были 3 дома-«дыма». Есть и Козлы, и тоже под другим название – «Жаби», тоже 3 «дыма»-дома.Когда их переименовали, неизвестно, но ясно, что после распада Речи Посполитой. На первой российской карте (1795 год) трансформация названий незначительная. Вместо «Дворжыща» «Дворище», а вместо «Жаби» - «Жабина». А на землемерной карте 1810-1816 годов видим уже передел - преобразование. Вместо веси Жаби помечена деревня «Козлы». Думается, связано это с наконец-то решенной проблемой межземельной собственности. Наконец-то была установлена четкая магнатская граница. Она пролегла по речке Свядица, что видно из картографического издания Борисовского повета за 1800 год. Власть указала Жабам, где предел их «полномочий», где межи их имения.Таким образом, монашеские владения распространялись до Свядицы и вбирали в себя весь полсвижский регион. Восточный центр бернардинок располагался в Заболотье. Там в 1795 году показывался их «двор Заболоце» - 1 дым.

Очень интересно, почему Дворжыще-Дворыще преобразовали в Кордики. Если переводить это слово с польского языка, то будет «шнур». Слово что-то обозначало. Возможно, ту же Полевежицу, что протягивалась «бечевой», повязывая цепь полсвижских озер, а может, там выделывались некоторые пеньковые изделия – по аналогии с руднянским производством. Это еще предстоит выяснить. Польский Словник – большой географический словарь, составленный в конце XIX – начале XX веков варшавскими учеными, «пропустил» (не отметил) вышеназванные топонимы. В словаре показаны четыре веси (на всем великокняжеском пространстве, кстати!) под названием Дворжыще, но все они находились в Дисненском уезде.

1




Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий




Темы автора





Популярные за неделю


67. Светлый путь. БОЙ В ЗАТЕКЛЯСЬЕ. Шуневич Анатолий  — 7 дней назад,   за неделю: 313 





Яндекс.Метрика
НА ГЛАВНУЮ